Ступор

szgcg6ewpio

Ступор

Ты понимаешь, что происходит?
– Сейчас я тебе объясню…
– Объяснить я и сам могу, ты понимаешь, что происходит?
Народное из инета

Что наблюдается? Наблюдается отсутствия движения. Движ, движение – это действия или предложения действий. Реально ничего нет: никто никуда не движется. Нет, что-то есть, но это уныло, убого и ничтожно, и в общем не заслуживает рассмотрения в качестве движения.

Все замерло. В медицине замирание называется ступором.

Что такое оппозиционная система? Есть люди, которые в курсе. В теме. Они читают новости об оппозиции, читают новости антирежимные и делятся этими новостями. Но их репосты читают только такие же люди, как и они, те, кто в курсе, в теме, и, получается, те, кто в системе. Можно еще и расширить – поскольку сама склонность к процессу мышления оппозиционна по сути, то можно добавить просто мыслящих. Даже «инако-» не нужно; их так мало, что приходится добавлять до оппозиционной кучи, иначе вообще не видно. Вот у этой системы и есть ступор. А люди вне системы не понимают даже языка дискурса, который в этой системе принят как внутренний, и никогда не поймут, что там, зачем и для чего. Этого даже большинство людей в самой системе не понимают, поскольку изначальная смысловая информация уже перешла в лучший информационный мир, оставив после себя черную дыру. И оппозиционная система вращается… скорее не вращается уже, а стоит и ступорит вокруг этой черной дыры. Черная дыра – это общее для систем.

Ступор есть у остатков российского независимого общества, раньше, когда была интеллигенция, сказали бы, что у интеллигенции. А была она настолько, насколько ее периодически каждый раз заново придумывали на очередной кухне. А у режима как системы никакого ступора нет. Он работает в режиме машины, у него всё в порядке. Может сложиться мнение, что какие-то проблемы у режима есть, но на самом деле это не так – это просто интеллигенты любят транслировать свои проблемы, приписывая их режиму, что якобы у режима эти проблемы и есть, а не у них. На самом деле у режима, вернее, у людей режима, проблемы есть, но эти люди не рефлексируют, и поэтому для них проблем нет.

Интересно, что это наблюдаемое состояние может открыть загадку падения больших систем – как, например, падение самодержавия в 1917-м. Это падение было странным, потому что сил у режима было бы вроде вполне достаточно. Но эти силы почему-то не были применены. Что вызывает к жизни теорию заговора генералов, но нужно заметить, что заговор если и появился, то уже после начала февральской революции – которую никто не планировал. И даже Ленин был очень удивлен. Вместе с германским генштабом. А режим просто вошел в состояние ступора, и поэтому ничего не смог сделать.

Для возникновения состояния ступора нужна система и её длинная история. Новые системы в ступор не впадают.

Сначала система создает рамки дискурса. Рамки дискурса растут и крепнут. Рано или поздно решение очередной задачи оказывается вне рамок дискурса. Само сознание оказывается внутри рамок дискурса, и оттуда, из-за этих рамок оно не представляет решения. Рамки дискурса – они и есть рамки сознания – и понимания, и поиска.

Система не может выйти за рамки дискурса. Поэтому система не видит решения вообще, она видит только то, что ухудшит ее положение в рамках дискурса: например, люди системы видят, что их только свергнут; но вне рамок дискурса находится ситуация, что их еще и расстреляют. Решения существуют всегда; но люди системы не могут эти решения даже озвучить, не говоря о том, чтобы их реализовать. Люди системы не могут даже озвучить решения для себя, поскольку сами же их отвергли – тоже для себя. По сути, люди упираются в нарисованную ими же границу и из-за этого погибают. Нельзя за флажки, да. Ситуация усугубляется состоянием когнитивного диссонанса, когда происходит то, что не должно происходить.

В квартире сработала пробка, погас свет. Прибор с замыканием из сети выдернули. Нужно пойти в коридор, открыть щиток и нажать кнопку. Но у людей в квартире есть идея – нельзя открывать щиток – убьет; они настолько естественно воспринимают эту идею, что им даже не придет в голову в этот щиток лезть. Более того, лезть в щиток невозможно. В их рамках дискурса – только вызов электрика.

В рамках дискурса животного «огонь – это убегать». И не важно, какой огонь. Выйти за рамки дискурса невозможно. Волку нельзя за флажки.

Дискурс, его рамки сливаются с сознанием и самосознанием; все выходящее за рамки дискурса вызывает активное неприятие, переходящее в агрессию. Причем не только на внешнем уровне – сначала на уровне сознания. У человека вызывает агрессию сама мысль в собственной голове, что выходит за рамки дискурса. Но когда эта мысль правильная, она приходит снова; но человек не действует, он находится именно в ступоре, поскольку он ведет войну с этой мыслью.

У помощника на Титанике не было, не возникло даже идеи врезаться в айсберг носом умышленно, что спасло бы корабль – эта идея была вне его рамок дискурса. Это идея была бредом и ересью. Врезаться в айсберг – как такое возможно!? Поэтому дискурс был ограничен идеей не врезаться в айсберг. В рамках дискурса решение и искалось. А как врезались – рамки дискурса исчезли, и на мостике сразу снизошло просветление, что нужно было врезаться носом.

Потом, после падения очередной системы – страны или корпорации или «Титаника» – люди говорят: «Но как они не смогли ее спасти, ведь это было элементарно!» А эти люди, которые говорят после, они не находятся в рамках того дискурса, который не позволил спасти систему. У них иные пределы мышления, у них иное видение очевидного.

Первый момент для ступора – это исчерпание дискурса или исчерпание человека в рамках дискурса. Решение задачи лежит вне рамок дискурса.

Второй момент – это отказ, внутренняя невозможность человека признать, что он поступал неправильно. Что он был дураком. По этой причине человек продолжает поступать как раньше, как дурак. «Да, я был дураком, и я буду действовать, как если бы я продолжал оставаться дураком. А-а-а!!!!»  Конечно, это должен быть не один человек, это должно быть множество людей, создающих систему. Это можно свести к еще одному дискурсу, но уже дискурсу внутренней самооценки, где человек также не может переступить через рамки.

Третий момент – временный энергетический минимум. К 1917 году переживание войны сожрало всю энергию. События должны идти или равномерно, или по нарастающей; здесь события шли по ниспадающей, от большей событийности к меньшей событийности. Когда нет энергии, чувствуется сначала усталость, а потом опустошение. Возникает общее состояние «А пофиг». Да, именно без восклицательного знака.

И каждый пункт усиливает два остальных.

Ступор человека переходит в ступор системы и наоборот. Ступор заразителен – он передается и от человека к человеку, и от человека заражает систему и от системы заражает массы людей.

Ступор возникает в пределах массы. Если масса ограничена пределами класса, то ступор получается в пределах класса. В данном случае он в пределах недоразложившихся останков интеллигенции. И особенно борцов с режимом, которые, как выясняется, 25 лет занимались безрезультативной фигней.
При общем ступоре в людях вылезают наружу их индивидуальные психозы, до того вытесняемые движением; поэтому кажется, что происходит как-то «всё и сразу». Когда психи «идут в ногу», они почти не заметны.

Обычно ступор сводится к ничегонеделанию – классическая медицинская ситуация. Но иногда он может выразиться в лихорадочных действиях на отдельном уровне, например, «сажайте всех», «увольняйте всех» (министров, сотрудников, например). В 1918 году, чтобы вывести Россию из ступора, придумали «убивать всех».

Положительных решений для России на самом деле множество. Но все они вне рамок дискурса. Тот же ЗИТ.КОМ – вне рамок дискурса. Поэтому его не воспринимают. Даже понимая, не воспринимают. Текст, в котором нет привычных кодов дискурса, не воспринимается сознанием. Это что-то неестественное и отторгаемое, что-то не то. Все равно что умышленно врезаться в айсберг.

А что делать? Неизвестно, ступор же. Известно, что не делать – не делать резких движений. Потому что при ступоре резким движением можно себе что-нибудь сломать. Хотя, как говорят физкультурники, «движение – жизнь!»

Да, и еще – выход из ступора обычно сопровождается катастрофой; а чтобы особо не радоваться, то катастрофа обычно сопровождается аннигиляцией системы. Как с Титаником, например.

И, конечно, ступор – не ступор, не терять связи с реальностью.
Что там у нас сегодня ничтожного?

Advertisements
This entry was posted in Точка перехода and tagged . Bookmark the permalink.

6 Responses to Ступор

  1. Anonymous says:

    В данной статье тема ограничена рамками России. А решение может находиться вне. Например, захват территории России Украиной, до Урала включительно. Вообще, из ступора обычно не выходят, а _выводят_.

  2. Тупой says:

    Завалить Путина с самодельного БПЛА.

  3. Ivan says:

    I think there is no good solution for one who lives in Russia. All of them are more or less bad. I’d like to be a part of ZIT-project, but I don’t think that it’s a good solution, too. One can try to run from Russia to… Where? Europe? Ah-ha, where can one live in Europe, if absolute majority of Europe contries follow the path, which Russia went? And Russia, as it well known, right now is the hell. For the most part, Europe isn’t different from Russia. As for now, I know just few states in the U.S., which more or less can be seen as a good place for living. One of these states is New Hampshire. Of course, I don’t see such places as California as a good place for living at all, but the good news is that California is so much a part of the U.S. as Moscow is part of Russia :-). All in all, only few states in the U.S. like NH live at least by the basic laws of nature, all other places on the Earth are ruled by some evil laws that don’t give a human being even basic freedom that every beast on the woods has. At the end of time every man, as usual, faces the only choice: resist and maybe you live, or serve and die.

  4. Крот says:

    И кто бы что ни говорил, кто бы как ни гордился страной и ее вымышленными успехами, но подсознание не обманешь: все понимают тревожное положение дел. Просто многие боятся в этом себе признаться. И вот подсознание нашло для визуализации своего состояния характеризующую его беспокойства скульптуру голландской художницы. И ее фантастическая популярность говорит лишь о том, что таких людей очень много… В этом ждуне отложили свою кладку переживаний практически все наши граждане. Русский человек, будто пьющий из следа от копытца Иванушка, случайно посмотрел в отражение воды и увидел там отраженного себя в точности до тончайших деталей. Обратите внимание: он не просто ждет, он ждет СЛОЖА РУКИ.
    http://hueviebin1.livejournal.com/319635.html

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s