Моральный кодекс – 2

bliny

Моральный кодекс – 2

Любая вновь создаваемая социальная система нуждается в определении того, что хорошо и что плохо, что добро и что зло, нуждается в системе, точнее, в подсистеме морали. В мире постмодерна отправной точки нет, опереться не на что – все системы ценностей израсходованы, спародированы и высмеяны. И это нормально, поскольку именно их деградация – в том числе – и приводит к постмодерну.

Существует миропорядок. Он определяет, что и как в мире устроено, как было и как должно быть. Но если посмотреть на него с разных точек зрения, выяснится, что миропорядок – это видение миропорядка, которое в общем индивидуально. Выходит, нельзя просто взять миропорядок – его нет как истины; его можно только создать и установить, расписав, что и как в мире устроено, и т.д.

Миропорядок в основном сводится к идее «это верно, потому что это было всегда», что в общем верно и сводится к здоровому консерватизму. Этот принцип заложен очень глубоко, и потому для каждой новой идеи ищется «так было всегда», «так устроен мир». Что приводит в том числе и к подделке миропорядка вроде «гомосексуализм естественен для человека, потому что он есть у баранов». Критерий точности миропорядка – продолжительность явления или процесса; чем дольше, тем лучше.

Только на основании принятого миропорядка можно приступить к различению добра и зла. Добро и зло можно и не использовать; буддизм, например, использует как критерий страдание. Но тогда крестьяне – а их большинство – не поймут. Поэтому получается, что страдание – зло, страдания нужно избегать. А что не приносит страдания – то вроде как добро; вроде как – это для крестьян. Для просветленных добро – это уход в небытие, разрыв с этим миром причинно-следственных связей и ограничений души телесной оболочкой.

Но если из этого мира нужно выбираться, хоть на большой колеснице, хоть на малой, то в этом мире определенно что-то не так. Выходит, что этот мир плох. А это уже мировосприятие. Потому что для кого-то он хорош, и в таком случае видеть добро в том, чтобы потратить жизнь на освобождение от этого мира, не получится.

Добро и зло приходится заявлять. Кстати, аналогичная ситуация и с преступлениями: деяние может быть заявлено преступлением, а может быть и не заявлено. И получается, что в разных странах разные поступки считаются преступлениями. Марихуана, например.

Более того, добро и зло приходится декларировать явно, поскольку сложную систему крестьяне не поймут, а к каждому проповедника не приставить.

Позитив и негатив

Религии, системы мировоззрения и мировосприятия (миро-видения) бывают миропозитивными и миронегативными.

Миропозитивные говорят, что этот мир позитивен, то есть хорош, но если почистить его от зла, то он станет еще лучше.

Миронегативные говорят, что этот мир негативен, то есть плох, и из него нужно быстрее выбираться. В лучший мир.

Самая миропозитивная религия – Ислам. Национальные культы обычно тоже миропозитивны. Самая миронегативная система мировоззрения – буддизм. Христианство находится как раз посередине, периодически бывая то миропозитивным, то миронегативным.

У Гумилева миронегативность описана как антисистемность, в материалах про столкновения систем и антисистем и миронегативную систему Мани.

Мир позитивен или негативен в зависимости от видения конкретного человека. Кто-то видит позитив, кто-то – негатив. Убедить в противном невозможно – потому что человек это просто видит, а видению не нужны доказательства.

Есть правило для любых проектов – если что-то делать, то делать хорошо. А плохо оно само получится. Используя миронегативную систему, строить что-то новое затруднительно. Ведь если мир сам по себе негативен – то зачем это новое нужно. Это же касается людей и идей с миронегативным восприятием.

Буддизм

Почему так важна критика велосипедизма буддизма? Потому что все идеи позднего, умирающего мира выражены в виде внутреннего содержания и принципов буддизма; но не его форм – как пишет Шпенглер, формы религии буддизм приобрел позднее, от миропозитивных крестьян.

«Социализм» у Шпенглера понимается в широком смысле, начиная с духовного-метафизического феномена и распространяясь далее – на экономику, политику и т.д. И буддизм – не религия, а более широкое явление, включающее в себя мировосприятие.

В такие (поздние) эпохи буддизм, стоицизм и социализм достигают зрелости окончательных жизненных настроений, способных еще раз охватить и преобразить угасающее человечество во всей его субстанции. Чистая цивилизация, как исторический процесс, состоит в постепенной выемке ставших неорганическими и отмерших форм.

Мировой город сам стоит как крайнее выражение неорганического среди культурной области, население которой он отрывает от его корней, притягивает к себе и использует для себя. Научные миры суть миры поверхностные, практические, бездушные, чисто экстенсивные. Они лежат в основе воззрений буддизма, стоицизма и социализма*. Утрачивается способность относиться к жизни как к некоторой почти не сознаваемой, не допускающей выбора очевидности и принимать ее как угодную Богу судьбу и, наоборот, теперь ее начинают находить проблематическою, на основании интеллектуальных соображений начинают ее инсценировать “целесообразно” и “разумно”, – таков задний план во всех трех приведенных нами случаях. Мозг берет бразды правления, потому что душа вышла в отставку. (Шпенглер)

Речь не идет о том, что разумность и рациональность нужно отключить. Речь идет о том, что это – средства, а не цели, причем средства формальные, мертвые структуры, уже лишенные содержания.

Гносеологическая страсть уступает первенство практической житейской потребности: социализм, стоицизм, буддизм – суть философии подобного стиля. Этим начинается цивилизация. Жизнь была чисто органической, необходимейшим и осуществленным выражением души: теперь она становится неорганической бездушной, подчиненной опеке рассудка.

Итак, каждая культура имеет свой особый род смерти, вытекающий с глубокой неизбежностью из всего ее существования. Поэтому буддизм, стоицизм и социализм суть морфологически равноценные феномены.

Я подчеркиваю роль буддизма, окончательный смысл которого до сих пор был ложно понимаем. Это отнюдь не пуританское движение, как ислам и янсенизм, не реформационное, как дионистическое течение против аполлонизма, или лютеранство, направленное против католичества, отнюдь не новая религия, подобная религии “Вед” или религии апостола Павла, а последнее чисто практическое миронастроение усталых жителей большого города, у которых за спиной законченная культура и ничего впереди; буддизм есть основное чувство индийской цивилизации, и поэтому “одновременен” и равнозначен со стоицизмом и социализмом. (Шпенглер)

Любой зверь движется, побуждаемый голодом и холодом – тем же страданием. Но это движение и есть жизнь; убрав страдание, убирается движение и большая часть собственно жизни.

Например, человеку хочется секса. Буддизм говорит: «Это желание. Желание вызывает страдание. Страдание – это плохо. Чтобы страдания не было, желание нужно подавить. Вот 1001 методика подавления желаний».

Перед нами три формы нигилизма. Вчерашние идеалы, великие религиозные, художественные, государственные формы изжиты и только этот последний акт культуры – ее самоотрицание – еще раз служит выражением прасимвола, всего ее существования. Фаустовский нигилист, Ибсен и Ницше, Маркс и Вагнер, разрушает свои идеалы, аполлоновский Эпикур, а также Антисфен и Зенон, смотрит, как они рассыпаются перед его глазами, индийский нигилист уходит от них в самого себя. (Шпенглер)

Сами-то буддисты люди обычно симпатичные; вот только в сумме тянут они не туда, а в никуда, в пустоту, понимаемую буддистами положительно.

Буддизм определяет историю и история определяет буддизм. Буддизм – это стадия национального исторического процесса, который происходит с каждой нацией, конечная стадия. Именно поэтому буддизм так легко становится национальным, например, в виде текстов Пелевина.

Буддизм – продукт своего исторического времени заката, и он всегда возвращается при возвращении исторического времени, и он, возвращаясь, определяет новое историческое время в своем стиле – склоняя его к закату.

В координатах миропозитивной идеологии, в координатах строительства нового буддизм не то что неприменим, его элементы должны тщательно выявляться; иначе они начнут тащить в пустоту. Что бы буддисты не говорили, им не стоит особо доверять, они хотят из этого мира просто смыться, остальное им в общем не важно. Это касается всех вариантов буддизма – что Хина-яны, что Маха-яны, что Пелевин-арбы.

Структурирование

Обязательный атрибут миропозитивности – «жизнь должна продолжаться». Вопрос «зачем» не ставится; кто-то из богов сказал, так что нужно выполнять. Брахманы, конечно, могут порассуждать на эту тему; но если такой вопрос ставит крестьянин, он просто посылается на.

Миропорядок – это сначала положение вещей, а далее – набор правил жизни. Для организации жизни нужны свободы – для развития, и структуры – для поддержания свобод. Поскольку существующий мир вынуждает к борьбе за ресурсы, то и структуры, и свободы служат оружием в этой борьбе.

Борьба ведет к страданиям. В миропозитивной системе над страданием ставится приоритетная величина – жизнь, которая должна быть. Ради жизни можно и пострадать; страдание никогда не ставится на первое место.

В таком случае можно признать очевидное – что страдание это плохо. Но признавать его абсолютным злом нельзя, потому что оно элемент миропорядка. Его нужно избегать, где можно, но тогда как раз встает вопрос – где именно можно.

Страдание можно допускать для жизни. А жизнь – это процесс создания и поддержания структур, или процесс структурирования. Структурирование соотносится с миропорядком – это к вопросу нужно оно или не нужно. Структурирование осуществляется в пределах правил миропорядка. А правила, еще раз, могут быть разными. Потому что они хотя и выведены из природы, но при этом всё равно придуманы в соответствии с пониманием этой природы.

В мире сражающихся наций и конкурирующих внутри наций людей постоянно приходится строить какие-то новые структуры, которые добавляют плюсы к конкурентоспособности. Нет конкурентоспособности – нет и жизни.

Страдание оказывается вторичным к структурированию – сначала структурирование, потом страдание, и в оценке нельзя разделять два компонента. Допускать страдание можно только для повышения структурирования, но не более того.

Страдание, которое деструктурирует, и оказывается главным злом.

Страдание ребенка при обучении структурирует ребенка, а страдание осужденного преступника в тюрьме структурирует общество. Но тогда не должно быть больше страдания, чем нужно для этого структурирования. Большее страдание – это страдание, не нужное для структурирования – это и есть лишнее страдание, которое есть зло.

Систему свобод можно рассматривать как систему недопущения страданий: человек свободен от страданий, одни люди не должны подвергать страданиям других людей. В жизни так не получается, поэтому можно говорить о «не подвергать деструктурирующим и лишним страданиям».

Ограничение свободы ведет к нарушению баланса свобод и структур и через это – к страданию. Свобода есть неотъемлемое условие развития и конкурентоспособности; поэтому свобода должна поддерживаться всегда на максимуме, и всегда в балансе со структурами.

Руководства стран обычно стремятся повысить уровень структурирования своих людей; но принуждение к структурированию ведет к страданию. Страдание побуждает человека к деструктурированию окружающего мира. По тому, что человек начинает что-то деструктурировать, можно понять, что дальнейшее его структурирование невозможно. Эта точка – как раз точка баланса между человеком и обществом, за ней количество страдания превышает количество структурирования.

Каждый человек имеет внутренний уровень структурирования, и для окружающих важно этот уровень видеть. Для того, чтобы человек показывал свой уровень и тем идентифицировал себя, тоже нужна свобода.

Человек должен быть свободен в выборе поступков, а именно – совершать ему низкие поступки или не совершать. Структурировать человека, поднять его на какой-то уровень очень сложно; деструктурировать – очень просто. Человек – существо сложное, а сложные структуры легко сломать. Принуждение к внутреннему деструктурированию – это однозначное зло.

У разных людей разные уровни структурирования, и разные свободы. Внутренние комплекты структур-свобод могут быть выражены, в кастах или сословиях.

Весы

Общий принцип структурирования – «жизнь должна продолжаться», «за ресурсы нужно сражаться». С учетом оценки – «жизнь это или не жизнь», потому что при слишком большом количестве страданий жизнь тоже не нужна. Еще условие – жизнь должна действительно продолжаться, а не формально – это обязательное правило, поскольку это ее свойство.

Действие, уменьшающее страдание, может приводить к иным страданиям, и наоборот, действие, увеличивающее страдание, может приводить к уменьшению страданий. Эти страдания взвешивать просто.

Во взаимосвязанном мире любое структурирование в большинстве случаев вызывает деструктурирование в другом месте.

Поэтому при оценке поступка на весы кладутся и структурирование, и следственные деструктурирования, и на обе чашки – страдания. И далее смотрится, насколько этот поступок добро или зло.

На этих весах можно взвешивать всё – и законы, и людей, и отношения. Например, «негодяй», «подлец» и «мерзавец» – это тоже уровни морального структурирования, в соответствии с совершенными поступками, запускающими причинно-следственные цепочки страдания. Применяется для локализации и изоляции деструкторов в обществе. Общество держится на доверии как структуре, структурируется доверием, и оно должно знать, кому можно и кому нельзя доверять.

Индуизм

Но как определить, как именно уравновешиваются элементы структурирования и страдания? Структурирование слишком сложно для крестьянского понимания. Тогда его можно разложить на элементы.

У древних греков существовала материалистическая система элементов: считалось, что все материальное создано из земли, воды, воздуха и огня. По аналогии с этой системой, в Индии элементы, или стихии были другими: благость (добродетель), страсть и невежество. Они назывались гунами материальной природы, но проще назвать их стихиями. Человек в материальном мире действует в соответствии с тем, из какой пропорции материалов он собран. При этом предполагалось, в брахманах должна быть благость, в кшатриях – страсть, в шудрах – невежество. Поступки должны быть соответствующими. Но это именно предполагалось, реально было понимание, что в любом человеке присутствуют все стихии.

Система уравнений:
Страсть и невежество ведут к страданию.
Уровень структурирования возрастает от невежества к страсти и благости.

Тогда гуны используются для оценки уровней структурирования и деструктурирования в сложных ситуациях.

Это мир, кончено, хорош, но он недостаточно хорош, он несовершенен. Потому что невежество присутствует в его природе. И страдание тоже присутствует. Этот мир – мир борьбы добра и зла. Для миропозитивного подхода выбирается одна из сторон и действие, а не отрицание мира как такового.

Причинные цепочки страдания существуют в мире независимо от человека; буддисты ставят своей задачей вырваться из этого круга причинности. При миропозитивном подходе страдания достаточно сократить. И еще одно различие между системами мировосприятия: в индуизме страсть должна быть сдержана и направлена благостью, а в буддизме – подавлена.

Вторая причина возникновения причинных цепочек страдания – это свободный выбор людей, скорее полу-свободный, в результате их действий под воздействием гун страсти и невежества.

Невежество – это неспособность понять глубины цепочек причинно-следственных связей и собственной компетенции. То же самое, что неспособность понять правила миропорядка. Невежество побеждается знанием, страсть – повышением самоконтроля.

Получается сложная, но в то же время практически применимая система определения «добро-зло, хорошо-плохо»: к структурированию и страданию добавляются гуны, и сложное структурирование проверяется простыми гунами. И еще добавляется критерий миропорядка – насколько это соответствует его развитию в положительную сторону – в сторону уменьшения невежества и страдания. Любое событие, любое явление, любой человек получает несколько привязок к «добру-злу». Ругательные слова вроде «негодяй-подлец-мерзавец» должны получить жесткие идентифицирующие признаки, подобно статьям в уголовном кодексе и должны перестать быть просто руганью. Язык тоже пострадал от постмодерна. Пока слова в языке не определены, обмен информацией невозможен. Более того, в некоторых странах негодяи, подлецы и мерзавцы вообще запретили ругательные слова как оскорбления. Наверно, чтобы их не квалифицировали.

Итак, моральный кодекс. Получается что-то в следующем роде:
Обещал жениться, отымел и бросил – негодяй. (страдание, деструктурирование доверия, мотив-страсть)
Обещал жениться и под это дело развел на деньги – подлец. (+еще страдание, мотив – невежество)
Обещал жениться, под это дело развел на деньги и рассказал как о своем достижении – мерзавец. (+невежество на уровне демонстрация уровня собственного деструктурирования)
Из подобного и должен состоять моральный кодекс. «Мразь» и производные слова как раз подразумевают деструктурирование. А «подлость», «скотство» и подобные – низкий уровень, что относится к невежеству.

И к основному вопросу философии – можно ли есть блины с лопаты? Брахманам и кшатриям – нельзя. Шудрам – можно.

Advertisements
This entry was posted in Моральный кодекс and tagged . Bookmark the permalink.

33 Responses to Моральный кодекс – 2

  1. Anonymous says:

    Я то думал ,отчего так жестко обошлись с буддистом в Красной Беретке)

  2. Anonymous says:

    Стоицизм ,имхо, больше напоминает рационализацию – когда говорят себе “делай что должен и будь что будет” и не обращают внимания на остальную жизнь вне рабочей деятельности ,восходящему к ответу Анаксагора ,который с каменным лицом принял известие о смерти своих детей.

  3. Anonymous says:

    А что с блинами делать варне вайшьей ?

  4. Anonymous says:

    И Андрей закричал: Я оставлю причал,
    Если ты мне откроешь секрет!
    И Сиддхартха ответил: Спокойно, Андрей,
    Никакого причала тут нет.

    Этот парафраз очень точно попадает в самую суть различия между христианством и буддизмом.
    Для буддизма действительно нет никакого Причала, никакого Дома. Блудному сыну некуда возвращаться, да и незачем. Не перед кем каяться. Всё и все — проекции его же собственного иллюзорного “Я”. Полудремотный скучный диалог пустоты с пустотой. Лёгкая рябь на воде. (На флюиде) Эхо от несуществующего хлопка несуществующей ладони. Так и видишь, как Андрей зевает, прикрывая рот ладонью, и говорит: Да, и правда, к чему беспокойство… На самом деле ведь ничего нет и беспокоиться не о чем… Не нужно спасать погибших людей. Не нужно проходить через крест. Не нужно преодолевать свой страх. Ничего этого нет. Нужно только осознать пустоту и раствориться в ней. В вечном бесстрадательном счастье абсолютной пустоты.
    http://sekta-pelevin.livejournal.com/57176.html

    • Anonymous says:

      Как и предупреждали издатели, каждый сам решит, о чем этот роман: его содержание и смысл зависят только от читателя. Я по крайней мере решил, что это роман об оптимальном способе существования современного писателя. Лучшее, что он может, — это продать нулевой во всех отношениях текст за ненулевую сумму и тем сохранить себя до лучших времен. Когда они наступят — не сомневайтесь, Пелевин напишет прекрасную прозу. Впрочем, они могут и не наступить, и тогда «Смотритель» — прекрасный эпилог двух веков русской культуры, постепенный ее переход в никуда. Следующий роман, если доживем, будет в трех томах и без букв вообще.
      http://www.novayagazeta.ru/arts/69992.html

    • rhizome says:

      Скорее все проще – люди выдают тараканы в голове Пелевина из его последней книги за пустоту и иссписанность ,а на самом деле он просто синхронизировался с окружающей реальностью.

  5. Anonymous says:

    Значит,у дорогих россиян появится новая общенациональная традиция приема еды.

  6. Мир во всех отношениях, безусловно, плох: эстетически он похож на карикатуру, интеллектуально — на сумасшедший дом, в нравственном отношении — на мошеннический притон, а в целом — на тюрьму.
    Артур Шопенгауэр

  7. Anonymous says:

    Есть такой термин у Мераба Мамардашвили — классическая рациональность. Она оформляется в Новое время — Декарт, Лейбниц, Кант и так далее. Она базируется на совершенно недоказуемых допущениях. Абсолютная истина, абсолютная точка зрения — все это корреляты. Речь идет о постулировании такой точки зрения, которая обеспечивает абсолютный взгляд, паноптикум. Все эти предпосылки уходят вместе с самой классической рациональностью — рубеж XIX и ХХ веков. И Ницше здесь — одна из важнейших переходных вех. И в этом смысле именно Ницше — отец постмодерна. Знаменитые неклассические философы — Фуко, Делез, Деррида — все они начинали с внимательного освоения Ницше.
    http://theoryandpractice.ru/posts/7501-haustov2

  8. rhizome says:

    Существует нордическое чувство мира — от Англии до Японии — полное радости именно от тяжести человеческой судьбы. Ей бросают вызов, чтобы победить. И с гордостью погибают, если она окажется сильнее, чем собственная воля. Об этом мы узнаем из древних текстов «Махабхараты» [39], повествующих о борьбе между Кауравами [40] и Пандавами [41], из Гомера [42], Пиндара [43] и Эсхила [44], из германских сказаний о героях и из Шекспира, из некоторых песен китайской «Шу-Цзин»[45] и круга японских самураев. Такое трагическое понимание жизни не исчезло и сегодня, оно переживет в будущем новый расцвет, который уже пережило в мировой войне. Поэтому все великие поэты всех нордических культур были трагиками, а трагедия через балладу и эпос стала глубочайшей формой этого мужественного пессимизма. Кто не может переживать трагедию, переносить ее, тот не может быть и фигурой мирового масштаба. Кто не пережил историю, какова она есть в действительности, то есть как трагическую, пронизанную судьбой, не имеющую ни смысла, ни цели, ни морали, тот не в состоянии и творить историю. Здесь расходятся побеждающий и побежденный этос человеческого бытия. Жизнь отдельного человека не важна ни для кого в той же мере, как для него самого: все зависит от того, хочет ли он спасти ее от истории или готов пожертвовать ею. История не имеет ничего общего с человеческой логикой. Гроза, землетрясение, поток лавы, без разбора уничтожающие человеческие жизни — они родственны непланомерным стихийным событиям мировой истории. И если погибают целые народы, а древние города состарившихся культур горят или превращаются в руины, то Земля продолжает спокойно вращаться вокруг Солнца, а звезды — описывать свои орбиты.

    Шпенглер. Годы решений.

  9. rhizome says:

    имхо,самые миропозитивные религии должны быть из язычества ,как более приближенные к природе.

  10. rhizome says:

    И кто ведь знал ,что именно тупоголовый боксер может лаконично выразить суть эпохи

  11. rhizome says:

    >Самая миропозитивная религия – Ислам.

    Именно поэтому вас близкая символика))

  12. rhizome says:

    Шпенглер – нравы vs мораль:

    “Благородные нравы – это совершенно бессознательный результат долгой и постоянной муштры. Им обучаются, вращаясь в обществе, а не из книг. Они – чувствуемый такт, а не понятие. Прочая же мораль – это инструкция, от начала и до конца расчлененная по причинам и следствиям, а потому ее можно выучить: она есть выражение убеждения.
    Одни (т. е. нравы) – насквозь историчны и признают все ранговые различия и преимущества как фактически данные.
    У всякой жизни есть нравы; иначе ее невозможно и мыслить. Они имеются уже у играющих детей. Те сразу же и сами из себя знают, что является подобающим. Хотя никто этих правил не диктовал, они здесь присутствуют. Они возникают совершенно бессознательно из «мы», образующегося из единообразного такта кружка. Под этим углом зрения и всякое существование – «в форме». Всякая толпа, по какому-либо поводу собирающаяся на улице, мгновенно обретает также и нравы; кто их в себе не несет (слово «следовать» предстает в таком контексте излишне рассудочным) как нечто самоочевидное, тот плох, низок, он сюда не принадлежит
    Необразованные люди и дети обладают на этот счет удивительно тонким чутьем. Однако детям необходимо бывает выучить еще и катехизис. Там они узнают о благом и злом, которые установлены, а нисколько не самоочевидны.Нравы- это не то, что истинно, но просто есть. Они выращены, прирождены, прочувствованы, происходят из органической логики. В противоположность им мораль никогда не является действительностью (иначе свят был бы весь мир), но является вечным требованием, нависающим над сознанием, причем по идее – всех вообще людей, вне зависимости от различий реальной жизни и истории. Поэтому всякая мораль негативна, всякие нравы позитивны. В последнем случае наихудший – это бесчестный, высший в первом – безгрешный.”

  13. rhizome says:

    ЛЕБЕДЬКО: — А с Пелевиным как вы пересеклись?
    МАКСИМОВ: — Он приехал ко мне под Выборг подписать бумагу о согласии опубликовать мои переводы Кастанеды. Первые два тома они тогда с Попандопуло издали. Пелевин, как редактор, а Попандопуло — художник. А раз он приехал, я с ним разговорился. Он как-то сразу зацепился. Потом стал приезжать. Что-то до него дошло. Мы с ним шли до автобуса, — я его провожал. И я ему тогда сказал: — «Витя, ты понял, что нет прошлого, понял, что нет будущего, но ты пойми самую важную вещь, — что настоящего тоже нет!» Момент-то неуловим, где его границы! Пелевин аж чемоданы выронил: — «А где же я нахожусь-то???» Потом он часто приезжал ко мне на базу, подолгу у меня оставался
    http://ru-pelevin.livejournal.com/1006018.html

  14. Max Cavalera (Soulfly, Sepultura) заплатит 50 000 долларов за ущерб, причинённый бывшей невестке, Monika’е Bass Cavalera. Monika, бывшая менеджером SEPULTURA после ухода Max’a, подала на музыканта в суд за то, что в автобиографии “My Bloody Roots” тот назвал её «сукой».
    Выплаты установлены в размере 50 000 долларов за причинение морального ущерба, плюс 15% на судебные издержки. Monika в своём иске требовала миллион долларов. У каждой из сторон есть 15 дней на обжалование решения суда.

  15. Pingback: Моральный кодекс – 3 | zitcom

  16. Arseniy P says:

    во даёт. по диагонали смотрел, самая миропозитивная — ислам. да они с садика учат про мировой шариат, и тп. а кто не с нами, того ату. в чем миропозитивность? если это не репост, то не знаю даже.

  17. Pingback: Моральный кодекс – 4 | zitcom

  18. rhizome says:

    Тут возникает сложная коллизия. Казалось бы, нигилист отрицает саму жизнь. Но как это возможно? Чтобы отрицать жизнь в ее целом, нужно из нее выйти, нужно увидеть ее целиком с некой иной точки зрения. Человек на такое неспособен. Поэтому отрицание жизни — это отрицание не жизни в ее целом, но отрицание какой-то конкретной жизни, какого-то конкретного типа жизни с позиции другого типа жизни. Поэтому нигилизм — это тоже воля к власти, воля к власти одного типа жизни над другим. Несложно понять, что речь идет об отрицающем типе жизни, который стремится властвовать над силой. Слабый тип отрицает сильный тип. Это и есть нигилизм.
    http://theoryandpractice.ru/posts/7615-haustov3

  19. Мораль всегда была унаследованной – из прошлого. В условиях, когда мораль разрушена, создание морального кодекса по своей сути – это создание прошлого, нового прошлого для будущего. История – еще раз – это креатив.

  20. rhizome says:

    Мне кажется, что открытый больной вопрос о путях совести больше дает, чем любая система оправдания добра. Также, впрочем, и в вере, в чувстве связи со своим внутренним человеком, с последней глубиной – вопрос дает больше, чем ответ. Бог заговорил с Иовом, не знавшим ответа, а не с друзьями его, думавшими, что они понимают Бога и могут ответить. Мне кажется, что вопрос, в некоторых случаях, последняя форма мысли, дальше которой пойти нельзя. Отвечать можно на сравнительно мелкие вопросы. Там, где затронута вечность, ответа в точных терминах нет. Есть только веяние духа – от сердца к сердцу. Кришна-мурти высказал это в несколько парадоксальной форме: “Только на неправильные вопросы есть ответ, на правильные вопросы ответа нет”.
    http://igrunov.ru/cat/vchk-cat-names/pomerants/publ/vchk-cat-names-pomer-publ-mor_choice.html

  21. Antonizsmor says:

    Все Ваши клиенты и партнеры для Вашего бизнеса уже есть в наличии!

    Предлагаем базы данных фирм России, Украины, Белоруссии и Казахстана.

    Принимаем заказы на новые базы данных на новую почту, на старую тоже можете писать: baza-gorodow”@”yandex.ru (уберите кавычки!)

    Стоимость НОВОЙ базы 1 города миллионника – 1200 руб. По стране 1 рубрика — 2000 рублей!

    БАЗЫ СОБИРАЕМ СРАЗУ ПОСЛЕ ЗАКАЗА – БЕЗ ПРЕДОПЛАТЫ!
    ПРЕДОСТАВЛЯЕМ СКРИНЫ ДЛЯ ПРОСМОТРА И ДЕМО ВЕРСИИ БАЗ!

    как увеличить поток клиентов

    Спектр применения баз фирм огромный:

    1. Вы можете использовать их для обзвона потенциальных клиентов
    2. Для рассылки писем по email
    3. Для смс – рассылки
    4. Для почтовой рассылки на юридические адреса фирм
    5. Для поиска партнеров и новых клиентов в социальных сетях на страничках фирм
    6. Для написания Вашего предложения на сайтах фирм и т.д.

    Ждем заказов новых баз данных фирм сюда, старая почта тоже в работе: baza-gorodow(@)yandex.ru (уберите скобки!)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s